22 февраля 2011

Вчера на территории автотранспортного хозяйства ГУВД (недалеко от поселка Антипино) в аварию попали сразу… двенадцать машин. Правда, все это понарошку.

На самом же деле здесь проходил первый этап соревнований по ликвидации последствий дорожно-транспортных происшествий. В состязаниях приняли участие 12 команд главного управления МЧС РФ по Тюменской области.

Перед пожарными и спасателями поставили задачу: как можно быстрее снять крышу с автомобиля и высвободить из салона двух деревянных кукол — пассажира и водителя. Время идет на минуты.

Тренировались ли участники перед ответственным выступлением?

Тренировались, вздыхают они. Выезжать на ликвидацию дорожных аварий сотрудникам МЧС, как ни печально, приходится по несколько раз в неделю, а то и чаще.

Тут уже никаких штрафных секунд быть не может, и расплата за неудачу, случись что, дороже.

… А в день соревнований участникам предоставили официальный выходной. Только отдохнуть им так и не удалось. Профессиональная черта характера: пусть в машине и деревянные куклы, а не живой человек, но, спасая их, выложиться нужно по полной.

У спасателей и пожарных все по-настоящему

— Здесь все по-настоящему, — предупредил журналистов заместитель начальника Главного управления МЧС Виктор Теряев. Может стекло полететь, могут обломки автомобиля отскочить… Так что советую надеть каски и боевую одежду. Или хотя бы отойдите подальше, когда спасатели начнут работать.

А подойти, наоборот, хотелось поближе. На соревнованиях по проведению аварийно-спасательных работ при ликвидации последствий ДТП всегда интересно. Казалось бы, проходят они не впервые — и условия из года в год все те же. Но каждый раз сюжет предполагает какие-либо неожиданности. Так вышло и вчера.

В планы организаторов вмешалась погода — холодная и снежная.

— Да за себя-то мы отвечаем — и не в такие морозы работать приходилось, — дуя на ладони, говорит спасатель Алексей Копытов, участник команды областной службы экстренного реагирования. — А вот за технику переживаем. При низкой температуре в гидравлическом аварийно-спасательном инструменте масло замерзает.

Еще тосэровцы рассказывают, что с этого года они выступают в отдельном зачете. То есть, сотрудники МЧС (пожарные) соревнуются между собой, а спасатели экстренной службы — друг с другом.

— В области у нас всего три такие службы: наша, тюменская, еще — в Тобольске и Ишиме есть. Так что третье место мы в любом случае займем, — улыбается спасатель Сергей Ульянов.

У пожарных конкуренция больше — первое место они разыгрывают между девятью командами: заводоуковской, уватской, ишимской, тобольской, тюменской.

— Хотя конкуренцией это назвать нельзя, — поправляет Виктор Теряев. — Все мы делаем общее дело — спасаем человеческие жизни.

Это в реальности, а на соревнованиях участникам обычно предлагают спасти «жизни» деревянных кукол. Как их спасатели только не называют: и Буратино, и Малай, иногда просто какие-нибудь имена придумывают — мужские.

— А вот на российском этапе этих соревнований есть манекен-женщина, — рассказывают тосэровцы, дожидаясь, когда закончится жеребьевка. — Если ты все правильно сделаешь: вытащишь ее из машины, остановишь кровь, аккуратно наложишь на руку шину, — она скажет: «Спасибо! А как вас зовут?» Один раз даже случай забавный был: ребята не знали, что кукла говорящая, и, когда она их про имя спросила, они жутко растерялись, представляться начали. Как минимум, несколько секунд зачетного времени из-за этого потеряли!

Наши «Малаи» не такие разговорчивые, и на людей они похожи совсем отдаленно. Но все равно каждый раз мне становится не по себе, когда их усаживают в автомобиль, который по легенде соревнований попал в страшную автокатастрофу.

По условиям состязаний — все машины одинаковы: старые, давно списанные с активов автотранспортного хозяйства ГУВД, «шестерки» и «семерки». Однако, рассказывает главный судья Константин Скворец, разница между ними все равно есть. У каких-то стекла затонированы (значит, их труднее будет разбить), у каких-то корпус проржавел сильнее (значит, наоборот, будет легче снять крышу).

— В общем, все, как в жизни, — говорит Константин. — Поэтому и регламента жесткого у соревнований нет: ориентироваться будем на лучшее время, которое покажут участники.

… Первыми, по результатам жеребьевки, на «амбразуру» состязаний бросилась команда областной службы экстренного реагирования.

Ребята, правда, немного попеняли на то, что придется выступать первыми (это всегда сложно), но потом все-таки собрались.

— Мы же команда — не один год работаем вместе, — говорит Алексей Копытов, надевая каску и специальную защитную маску. — И сейчас справимся!

И правда, команда! Только что были просто Алексеем, Сергеем, Виталием и Павлом, а после стартового выстрела превратились в единое целое. Теперь им, чтобы понять, друг друга, даже разговаривать почти не надо — хватает полувзгляда.

Только остальные участники соревнований комментируют все их действия, проговаривая их вслух. Это полезно — можно научиться на ошибках и успехах своих коллег.

— Ага, правильно сделали: сначала разбили заднее стекло, потом переднее, — объясняет своим подопечным капитан уватской команды. — Вы тоже последовательность не забывайте — после этого бейте боковые стекла!

А тосэровцы уже снимают со старенькой «семерки» крышу. И все бы ничего — вокруг камеры, люди за спиной перешучиваются. Понятно, что не по-настоящему, что соревнования.

Но мне не дает покоя небольшая подвеска в виде игральных костей на лобовом стекле подопытной «семерки». Видимо, хозяин, списав машину, забыл ее снять. И теперь она сиротливо болтается из стороны в сторону под ударами топорика спасателей. И как бы возвращает всех присутствующих к реальности: сколько их, таких подвесок, осталось валяться на обочинах дорог — городских и загородных.

— За прошедший год наши специалисты 2200 раз выезжали на ликвидацию последствий дорожно-транспортных происшествий, — говорит Виктор Теряев. — Восемьсот человек удалось спасти.

… А тосэровцы тем временем спасли обоих «Малаев». Вынули из машины, уложили на носилки, передали врачам скорой помощи. А уже потом, в машине, подсчитывали свои потери: кто-то отогревал совсем замерзшие руки, кто-то перевязывал пораненный палец. Ну да — здесь же все по-настоящему.

P.S. Первое место среди команд службы экстренного реагирования заняли ишимцы, второе — тюменцы и третье — тоболяки.

Первыми среди пожарных стали представители тобольской пожарной службы (они уложились почти в шесть минут). Тюменские бойцы 27-й специализированной пожарной части отстали от них всего-то на несколько секунд. Третье место заняли чемпионы прошлого года — пожарные Ишима.

Мария Самаркина. « Тюменский курьер».

21 февраля 2011

19 февраля в 15 часов 15 минут на пульт оперативного дежурного  службы спасения позвонил  мужчина, сообщивший, что его внук пошел кататься на санках и застрял в лифте. Ребенок  очень испуган и плачет.  Дозвониться до  аварийной службы лифта пенсионер не может.  Дежурный экипаж спасателей выехал на  улицу Пермякова.  Быстро поднявшись вверх, спасатели  обнаружили лифт между седьмым и шестым  этажом. Раздвинув внешние двери  лифтового механизма, сотрудники службы спасения увидели  веревку, тянущуюся из кабины  вверх.  Как оказалось, это веревка  от санок. И она  зацепилась за  основной ролик  дверного механизма лифта на восьмом этаже, где мальчик  зашел в кабину. При движении кабины вниз веревка полностью вытянулась, и санки уперлись в потолок.  Лифт застрял.  Испуганный ребенок   не  отпускал санки, говоря, что боится, если он  санки отпустит,  лифт  упадет вниз.  Спасатели  разговаривали с мальчиком  через закрытые внутренние двери,  успокаивали его.  Все  время оперативный дежурный службы спасения  дозванивалась до специалистов аварийной службы по обслуживанию  лифтов. Когда лифтеры подъехали и открыли внутренние двери кабины, спасатели  эвакуировали  мальчика вниз.  Затем  сотрудники службы спасения перерезали  натянутую веревку и вновь закрепили ее к санкам.

20 февраля в полдень  на реке  Тура в Тюмени, в образовавшуюся полынью,  по пояс  женщина провалилась.  Случай  произошел  близ  моста на улице Челюскинцев.  Не смотря,  на наличие предупредительных знаков об  опасности перехода  реки  в несанкционированных местах,  некоторые тюменцы продолжают испытывать судьбу. Специалисты  службы спасения оказали пострадавшей помощь, а опасное место огородили   длинными кольями и ветвями деревьев. Спасатели  еще раз обращают внимание жителей областного центра: выход на лед  в несанкционированных местах опасен для жизни!

В тот же день  вечером дежурный экипаж спасателей , возвращаясь  с аварийных работ , проведенных  в деревне Утяшево , Тюменского района выполнил необычные спасательные работы. Вдоль обочины  автомобильной дороги  шла  женщину без верхней одежды и обуви. Спасатели посчитали, что выход на улицу в тридцатиградусный мороз в таком виде это  неправильно. Остановившись рядом  с женщиной, сотрудники службы экстренного реагирования   пригласили ее сесть в машину.  Дама   очень замерзла и не могла вразумительно объяснить причину своей прогулки налегке.  Спасатели доставили ее  домой и вызвали на указанный адрес бригаду экстренной терапии.

18 февраля 2011

17 февраля в полдень на пульт оперативного дежурного Тюменской областной службы экстренного реагирования позвонила плачущая  мама  полуторагодовалого мальчика  Саши и сказала , что ее ребенок застрял в батарее. Конечно, не сам мальчик, а  его  левая ножка. Пока  мама была занята домашними делами,  мальчуган играл в комнате. В  какой-то момент  нога  ребенка оказалась между секциями  радиатора отопления. Хорошо, что батарея в комнате  была отключена. Помочь сыну мама не смогла. Вот, и обратилась за помощью к спасателям. На улицу Широтная  выехал оперативный экипаж службы спасения.  На  месте оценили обстановку: мама держит на коленях плачущего  ребенка, искать  подсолнечное масло возможности нет.  Приняли решение: для деблокировки ноги ребенка  использовать шампунь.  В ванной комнате  спасатели  взяли детский  шампунь «Ушастый нянь», которым щедро облили ногу малыша. Минута …. и все переживания позади.  Слезы   маленького  Саши тут же высохли,  и   он с удовольствием  продолжил заниматься своими «делами».

17 февраля 2011

Говорят ли водолазы друг другу какие-нибудь напутственные слова перед погружением?..

Спасатель областной службы экстренного реагирования Павел Ступник ненадолго задумался и ответил:

— Вы знаете, когда выезжаешь на спасательные работы, нельзя тратить время на слова. Надо грамотно и профессионально делать свое дело — иногда на пределе моральных и физических сил.

Зато у спасателей существует система специальных сигналов. Если водолаз дергает за привязанный к его поясу кабель один раз — те, кто остался на берегу, знают, что с ним все в порядке. Если три, значит, он собирается подняться на поверхность. Ну а если кабель дергается больше, чем четыре раза, — водолаз сам нуждается в помощи. Но такое, заверили нас тосэровцы, случается крайне редко.

Работа опасная. И потому надо постоянно совершенствоваться. Так, вчера на озере Чистом прошли учебные погружения спасателей областной службы экстренного реагирования.

Вчера спасатели областной службы экстренного реагирования составили большую конкуренцию… рыбакам с озера Чистого, что в районе улицы Чекистов.

Мы с фотокорреспондентом Викторией Ющенко видели, как последний из рыбаков уходил со льда, с завистью оглядываясь на палатку, разбитую почти на середине озера. Оно и понятно, что с завистью: ведь у рыбака в распоряжении только удочка и маленькая лунка, а у спасателей ТОСЭР — большая полынья (выпиливали ее несколько часов) и полное водолазное снаряжение. Ни один окунь не проплывет незамеченным.

Правда, рыба, говорят спасатели, их интересует меньше всего. На озеро Чистое они приехали, чтобы потренироваться — скоро лето, а значит (хотя этого и не хочется загадывать) водолазам предстоит большая работа. Нужно набирать форму.

… Мы заходим в палатку. Как ни странно, здесь тепло. Под навесом прямо на льду установлена печка-«буржуйка».

— При сегодняшней погоде мы не можем спускать водолаза под воду без такого вот пункта обогрева, — поясняет руководитель учебно-тренировочного погружения Павел Ступник. — Учитывать нужно все: силу и направление ветра, давление, температуру воздуха.

И дело тут, кстати, не только в комфорте самого водолаза — у него-то как раз самый теплый костюм из всей команды, а в тех, кто остается на берегу для подстраховки. Им-то на морозном воздухе приходится проводить не по одному часу, ожидая появления своего коллеги на поверхности.

— На водолазные работы выезжают, как минимум, пять специалистов, — рассказывает Ступник, проверяя радиобазу, через которую можно поддерживать связь с водолазом. — Четверо контролируют работу, готовят снаряжение, страхуют, а пятый погружается. Если потребуется, спасатели могут подменить друг друга.

Например, если под водой приходится выполнять довольно сложные работы: скажем, заваривать прохудившийся трубопровод. Да, в зимнее время тосэровцам часто приходится выезжать на такие работы. Поэтому водолаз второго класса, 1-й и 2-й группы, обязательно должен иметь дополнительное образование сварщика.

Мне же показалось, что водолазу в первую очередь нужно быть… атлетом. Весь гидрокостюм (его называют еще «сухарем»), вместе со шлемом, баллонами со сжатым воздухом и мощными ботинками, весит 60 килограммов.

Поэтому страхующим спасателям часто приходится вытягивать товарища из воды прямо за шлем (где для этого предусмотрена специальная ручка).

В общем, премудростей хватает. Спасатель Руслан Турымбетов пока только вникает в них — он еще не получил квалификации водолаза и на этой тренировке присутствует в качестве зрителя. Ну, и ученика, конечно. В ТОСЭР работает около года, но уже решил для себя, что обязательно будет водолазом.

— Вообще-то, я был десантником, — рассказывает молодой человек. — Однако считаю, что в жизни нужно попробовать все: узнал небо, надо освоить и дно речное и озерное.

А вот Леониду Колесникову по дну ходить не привыкать. Говорит, что чувствует там себя вполне комфортно — даже зимой, когда температура воды всего плюс четыре градуса.

Группа поддержки помогает молодому человеку надеть на ноги специальные ботинки, а за спину — баллоны со сжатым воздухом. Павел Ступник поясняет, что они — резервные. А вообще-то воздух в дыхательный аппарат поступает через шланг, присоединенный к помпе.

— Поэтому время пребывания водолаза под водой почти не ограничено, — говорит Павел. — Конечно, если глубина не очень большая.

Как, например, на пруду Чистом — здесь около двух с половиной метров. И вода, между прочим, очень чистая (не зря назвали) — такая, что с берега видны ярко-желтый шлем Леонида и такого же цвета баллоны. Они специально окрашены такой краской.

И трап, по которому спускается и поднимается водолаз, спасатели тоже красят в желтый цвет — чтобы человеку под водой был виден ориентир.

— Кто знает анекдоты? — в динамике раздается голос Колесникова. Он заскучал, бродя по дну в поисках макета трубопровода (по легенде водолаз должен найти две части трубы и соединить их — для этого ему спустили сетку с набором инструментов).

Тосэровцы улыбаются и что-то вполголоса рассказывают в рацию. Наверное, какой-то мужской анекдот — не для наших ушей.

— А так, если водолаз надолго под водой задерживается, травим какие-нибудь байки, чтобы морально поддержать, — говорит Павел.

Под водой, говорят водолазы, совсем другой мир. И находясь там, важно не потерять связь с реальностью и всегда помнить, что на поверхности тебя ждут и переживают те четверо, которые следят за тем, чтобы в дыхательном аппарате всегда был воздух. И чтобы желтый шлем не исчезал из поля зрения.

А в этот раз Леонида на поверхности ждали еще и две девушки, поэтому он, как настоящий джентльмен, поднялся на поверхность не с пустыми руками. Отфыркиваясь, выложил на лед перед нами… пучок ярко зеленых водорослей. И, чуть смутившись, нырнул обратно. Заканчивать задание.

Мария Самаркина. «Тюменский курьер».

14 февраля 2011

Тюменские  спасатели проводят  учебно-тренировочные сборы по водолазной подготовке.

В сборах участвуют  водолазы-спасатели Тюменского, Тобольского и Ишимского поисково-спасательных отрядов .  Мероприятие, организованное на пруду Чистом, в районе  водосброса ТЭЦ – 1 в Тюмени,  проводится  для отработки действий при поисково-спасательных  и подводно технических работах в зимних условиях. Водолазам предстоит  совершить спуски на глубину до 5 метров, собрать  под водой  условно аварийный трубопровод , найти и поднять наверх «черный» ящик и тд.  Как отметил руководитель сборов, начальник поисково-спасательного подразделения ТОСЭР, спасатель Международного класса, водолаз I –II группы специализации Павел Ступник: «Водолазам-спасателям в своей работе  постоянно приходится сталкиваться с  ограниченной видимостью. Из-за мутной воды  в водоемах Тюменской области,  практически все делается на ощупь. А это требует  высокого мастерства и постоянных тренировок. Поэтому для повышения профессиональных навыков подобные  сборы проводятся  не менее двух раз в год».